МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ТВЕРСКОЙ ГОРОДСКОЙ МУЗЕЙНО-ВЫСТАВОЧНЫЙ ЦЕНТР
УПРАВЛЕНИЕ ПО КУЛЬТУРЕ, СПОРТУ И ДЕЛАМ МОЛОДЕЖИ АДМИНИСТРАЦИИ Г. ТВЕРИ

ГЕННАДИЙ САМОЙЛОВ «ХАРМС. ИЛЛЮЗИЯ СВОБОДЫ» ГРАФИКА. ЖИВОПИСЬ. ОБЪЕКТЫ.

Малый выставочный зал (Архив старого сайта)

ГЕННАДИЙ САМОЙЛОВ «ХАРМС. ИЛЛЮЗИЯ СВОБОДЫ» ГРАФИКА. ЖИВОПИСЬ. ОБЪЕКТЫ. Малый выставочный зал Марина Волощенко, искусствовед. 13 января в 16.00 в Малом зале Тверского городского музейно-выставочного центра состоится открытие выставки заслуженного художника России Геннадия Самойлова «Хармс. Иллюзия свободы». Непостижимый. Неистовый. Трагический. Гротесковый. Восхитительный ХАРМС. Сейчас он возник, казалось бы, из ниоткуда. Как идея - внезапно и неотвратимо. Художник не ставил перед собой цель делать иллюстрации к произведениям русского «гения абсурда». Он просто продолжал работать над темой, ставшей для него главной и вот уже на протяжении не одного десятка лет определяющей в творчестве: «Человек в бесконечном множестве его проявлений». Ироничность, способность органично существовать и мыслить в пространстве игры - часть натуры художника, позволяющая ему особенно остро чувствовать нелепость происходящего вокруг. Линия и пятно, движимые эстетикой абсурда и сами её формирующие, становятся смысловым, энергетически заряженным ядром уникальной авторской техники. Наполненные этой энергией художественные типы, характеры, образы остаются неизменными лишь в категории Времени. ОНИ СОВПАЛИ - ХУДОЖНИК И ПОЭТ. Не во времени - в пространстве, где рождается искусство. Виртуозно управляя смыслами, через пластику слова и изображения, они создают новые формы, утверждая каждый свою, но созвучную друг другу эстетику, интересную и близкую тем, кому посвящены их творческие размышления. В организации единого выставочного пространства важную роль играют объекты, создающие необходимое художественное напряжение, архаикой природных форм уравновешивающие изобразительную экспрессию. На выставке представлены работы, созданные Геннадием Самойловым в 2016 году. На протяжении последних нескольких месяцев рождалась новая художественная техника (ламинированный картон, масляная краска). Создавались образы, разные, непохожие, даже те, что формально были определены автором в серии и циклы. Все листы, получившие благодаря единому формату и оригинальному объемному оформлению отдельное монументальное звучание, объединяет всегда узнаваемый авторский стиль Геннадия Самойлова. У работ нет собственных имен, но каждая, как одна из черт личности и характера человека, становится частью большой изобразительной «саги», посвященной Человеку и получившей название «Иллюзия свободы». Видео мероприятия здесь. В Твери открылась новая выставка Геннадия Самойлова    Фотограф: Ольга АНДРЕЕВА  Экспозиция, развернутая в малом зале Тверского городского музейно-выставочного центра, называется «Хармс. Иллюзия свободы». Вернисаж состоялся почти сразу же после новогодних каникул, когда прошло совсем немного времени со дня рождения Даниила Хармса, появившегося на свет в Петербурге 17 (30) декабря 1905 года. Альтернативная логика В историю литературы он вошел как писатель, выходивший за рамки, находившийся в поиске новых образов. В этом смысле выставка Геннадия Самойлова созвучна творчеству Хармса, поскольку она тоже о том, как образы появляются и живут своей собственной жизнью.  Хармс использовал нестандартные литературные формы, он противоречив, иррационален, непредсказуем. Он, принимая реальность, тем не менее при воссоздании ее использовал сюрреалистические приемы и средства. За бесконечной сменой псевдонимов кроются поиски способов самовыражения, своего собственного лица в литературе и искусстве. Выставка Геннадия Самойлова – это не иллюстрации к произведениям Даниила Хармса, но размышление по поводу его творчества, его личности, литературы абсурда, эстетикой которого напитаны представленные публике произведения.  Вот ведь странно: давно замечено, что Хармс равнодушен к именам своих персонажей. Он их, конечно, как-то называет, но Карл Иванович превращается в тексте в Карла Игнатьевича, Иван Яковлевич Григорьев – в Ивана Яковлевича Антонова, а Калугин – в Кулыгина. Геннадий Самойлов никак не называет свои работы, и это для него принципиально: важно не имя (если его обозначить, то оно будет направлять восприятие произведения), а образ, создаваемый художником, линии и пластические судьбы, воплощенные в листах, самый мир человека. Именно этому работы и посвящены, причем каждая из них, по сути, является микрокосмом, в котором главенствующую роль играет вовсе не упорядоченность, а отсутствие всякой логики, и логику эту совсем не обязательно выстраивать. Рационально понять и принять такой посыл, наверное, довольно сложно, но в пространстве искусства возможно все.  Восприняв поэтику Даниила Хармса, Геннадий Самойлов трактует ее по-своему. Он предлагает зрителю включиться в игру, которая позволяет ему острее чувствовать бессмыслицу происходящего. При всем при том автор не забывает о магистральной теме своего творчества. Самойлов продолжает исследовать человека в бесконечном множестве его проявлений, в том числе и в абсурдности, и в строгости. В этом смысле на листах Геннадия Самойлова дух свободы царит в полной мере – свободы пластической, живописной, человеческой. Ее нужно только суметь почувствовать. Сама попытка перевести абсурд на изобразительный язык – свидетельство этой свободы. Свободы творчества прежде всего. Линия и пятно, движимые эстетикой абсурда и сами ее составляющие, становятся смысловым, энергетически заряженным ядром уникальной авторской техники. Все работы созданы с использованием ламинированного картона и масляной краски. Художник признается, что это очень удобный материал, поскольку ламинат позволяет стереть все ненужное. Но важнее совсем другое признание: у Самойлова не было внутренней программы, эскиза. «Я просто начинал делать, а там – куда приведет. Выстраивались образы, иногда для меня неожиданные», – говорит он.  Эти образы вырастают из самой живописной графики, приобретают скульптурную весомость, в том числе и благодаря удачно найденному приему оформления работ: это не картины в рамах – листы «убраны» в блоки, которые делают их объемными и, разумеется, более эффектными. Кто-то видит на них портреты разных людей, другие считают героями листов самого «многоликого» Хармса. Зрители резонно могут трактовать работы и как посвящение абсурду и вариации на его темы. Художник предоставляет публике полную свободу в восприятии своих произведений, техника исполнения которых очень напоминает фрески. Они организуют пространство, в которое включены тексты Даниила Хармса и сложносочиненные объекты Геннадия Самойлова, создающие необходимое художественное напряжение.  Автор: Евгений ПЕТРЕНКО   В Малом зале Тверского городского музейно-выставочного центра работает выставка заслуженного художника России Геннадия Самойлова «Хармс. Иллюзия свободы». Были мысли назвать выставку «Логика абсурда», «Ирония смыслов». Но «Иллюзия свободы», по мнению Геннадия Касимовича Самойлова, более объемно: предполагает «тысячи мнений и тысячи восприятий». А потому она так и называется.    Прежде всего, нужно подчеркнуть: представленные в экспозиции работы не являются иллюстрации к произведениям Хармса. Но также нужно отметить, что отправной точкой, а, вернее сказать, «материком» для изобразительного цикла, представленного в экспозиции, стало литературное творчество Хармса.  Хармс сказал: «Нужно ли человеку что-либо помимо жизни и искусства? Я думаю, что нет: больше не нужно ничего, сюда входит все настоящее». Предположу, что в этом с Хармсом солидарен Самойлов, а выставка – своеобразный итог того, что художник попробовал «заглянуть в глаза писателю». И то, что он увидел в них, получило отражение, или лучше сказать, – преломление в его собственных работах. То есть Хармс Хармсом, а Самойлов – Самойловым.  – Пошла линия, а к чему она приведет, какой образ явит – совершенно неизвестно, – делится впечатлениями автор выставки. – Это была абсолютно импровизационная работа. Я не знал, что получится. Я люблю линию. Линия – это мой главный инструмент. Потом – пятно, фактура, и все выстраивается».  Действительно, искусствоведы отмечают, что в новой серии работ Самойлова «линия продолжает вести исключительную партию, подчиняя своей воле сдержанное цветовое многоголосие».  Впрочем, определение «многоголосие», скорее, применимо к яркой буйной живописи. В данном случае, на мой взгляд, уместнее говорить о речитативе или шепоте графики. Или даже об эхе этого шепота в помещении с изумительной акустикой.  Неслучайно на открытии выставки некоторые любители изобразительного искусства «впритык» разглядывали работы Самойлова, пытаясь понять, в какой же технике они исполнены: уж слишком необычными и непонятными кажутся. Вроде бы – масло, следы мастихина, а может быть, это краски на водной основе, элементы монотипии…  Автор поделился секретом: на самом деле основой картин служит ламинированный картон, который прежде художники никогда не использовали, а работал Геннадий Касимович маслом, используя при этом опытным путем составленную смесь растворителей. Это и дало такой неожиданный эффект.  – Нельзя говорить: это черное, а это белое, – говорит художник. – Хармс был очень умным человеком, гораздо умнее, чем иногда себя показывал. Можно назвать это игрой, но я понял, что там есть внутренняя психологическая вибрация. Что там происходит? В каждом из нас? Хармс не мог жить без строчки. «Я посмотрел на его левый глаз. Оказывается, с другой стороны был правый» – это уже  строчка. Что в ней заложено? Литература это или нет, это другой вопрос. Но то, что Хармс сделал в литературе, – это очень высоко и серьезно.  На выставке представлено порядка шестидесяти работ, которые были созданы Геннадием Самойловым в 2016 году. А точнее, за последние полгода. Как говорит Геннадий Касимович, бывало, за вечер он создавал пять-шесть работ. И «кроме Хармса» занимался и другой художественной работой.  Выставка, по мысли Самойлова, представляет собой цикл, в который вошли разные серии. При этом и автор, и искусствоведы отмечали, что все листы, получили благодаря единому формату и оригинальному объемному оформлению особое звучание. А тон этого звучания, по мнению специалистов, можно назвать монументальным. Если это слово применимо к живописи-графике. И, разумеется, все представленные на выставке вещи объединяет особый авторский стиль Геннадия Самойлова. У работ нет собственных имен, но каждая, «как одна из черт личности и характера человека, становится частью большой изобразительной «саги», посвященной Человеку и получившей название «Иллюзия свободы».  Автор: Евгений НОВИКОВ

Режим
работы
центра

  • Понедельник
    ВЫХОДНОЙ
  • Вторник
    ВЫХОДНОЙ
  • Среда
    11:00 - 20:00
  • Четверг
    11:00 - 20:00
  • Пятница
    11:00 - 20:00
  • Суббота
    11:00 - 18:00
  • Воскресенье
    11:00 - 18:00

Цены билета на выставки

Большой зал
  • Взрослые
    120 р.
  • Студенты
    90 р.
  • Пенсионеры
    80 р.
  • Школьники
    60 р.
  • Дети до 7 лет
    Бесплатно
Малый зал
  • Взрослые
    120 р.
  • Студенты
    90 р.
  • Пенсионеры
    80 р.
  • Школьники
    60 р.
  • Дети до 7 лет
    Бесплатно
Лекционный зал
  • Взрослые
    80 р.
  • Студенты
    70 р.
  • Пенсионеры
    60 р.
  • Школьники
    50 р.
  • Дети до 7 лет
    Бесплатно

Экскурсии


Группа до 30 человек

  • Взрослые
    700 р.
  • Студенты
    600 р.
  • Школьники
    500 р.
  • Дошкольники
    400 р.

Полезные ссылки

Партнеры